?

Log in

No account? Create an account

ghibli.club

Друзья, напоминаем, что помимо привычного адреса в «ЖЖ» у нас есть и более короткие и дружелюбные адреса, например, http://ghibli.club.

10.jpgВпечатления после просмотра фильма «Виолончелист Гош»
Пишет Тикако Мацумото из префектуры Тояма

Здравствуйте! Вам пишет ученица седьмого класса.
Мне довелось впервые ознакомиться с новой работой господина Такахаты «Виолончелист Гош». Конечно, я и прежде смотрела его мультфильмы, например, «Люпена III» и «Энн из Зелёных Мезонинов», но сильно увлеклась, посмотрев шедевр на большом экране. Ещё в пятом классе я изучила много всякого разного, обзавелась несколькими книжками Кэндзи Миядзавы… И хочу сказать, что Ваш «Виолончелист Гош», уважаемый Такахата, произвёл на меня огромное впечатление. Особенно, когда сравниваешь с тем, что проходила в пятом классе, так сразу примечаешь все интересные ходы и идеи произведения.
Первым делом хочется поговорить о диалогах.
Когда я смотрела фильм, то удивлялась: мне казалось, что реплики персонажей совершенно не такие, как были в оригинале. А когда вернулась домой и открыла свои записи за пятый класс… оказалось, что так и есть. Обычно предпочтение отдают точной передаче диалогов оригинального произведения, а недостающие части покрывает видеоряд. В нашем же случае ощущения самого Кэндзи Миядзавы превратились в диалоги и мне это очень понравилось.
Теперь давайте поговорим о том, как подаётся музыка в фильме.
В своей первой речи Вы сказали: «Мы вставили слишком много музыки», но я с Вами не соглашусь. На мой взгляд, каждая мелодия вкупе с анимацией оставляют зрителю сильнейшие впечатления.
В третью очередь я хочу отметить подачу метафор в текст.
Кэндзи Миядзава использует очень много метафор в своих текстах. И это произведение не исключение, мы слышали в «Гоше» такие реплики, как «словно раскаты грома», «стрелой вылетела», «казалось, они пережили страшный пожар» — самые разные метафоры, афоризмы, олицетворения и аллегории. Но чтобы их понять и оценить мог каждый — и взрослый, и ребёнок, — не обойтись без выразительной анимации. А ещё в оригинальном произведении повествование идёт очень расплывчато. Мне кажется, что Вы и это передали в своём фильме.
Но что мне нравилось в оригинале, так это то, как фразами «голосили, что есть мочи», «в лад им подпевали», «разносилась порывами двухцветных ветров» передавалась игра на музыкальных инструментах. В фильме всё это передано с помощью настоящей музыки и мультипликации, а жаль, очень хотелось посмотреть, как воплотятся в жизнь инструменты. Смею предположить, что Вы и сами, уважаемый Такахата, очень долго думали, как же всё это изобразить…
Мы посмотрели «Виолончелиста Гоша» всей семьёй. Я от лица четверых человек описываю Вам наши впечатления о фильме.
Уверена, Вы создадите ещё много произведений, полных самых интересных идей. Я желаю Вам удачи и с нетерпением жду Ваших новых работ.



10.jpgОтвет на письмо поклонницы — ученицы средней школы

Госпожа Тикако Мацумото, спасибо за Ваше письмо.
Я счастлив узнать из Вашего письма, что Вы внимательно смотрели нашу версию «Виолончелиста Гоша» и сравнивали её с оригиналом. Определённо, вы составляете своё мнение на основе собственных исследований того, что Вас интересует. К тому же несмотря на Ваш возраст Вы способны чётко письменно излагать свою точку зрения. Ваша сообразительность меня удивила, и я был просто поражён Вашим письмом.
Госпожа Тикако Мацумото, я искренне надеюсь, что Вы воспользуетесь этой силой, чтобы постепенно развиваться и расти над собой.
Как Вы заметили, мы сохранили практически все диалоги из рассказа и, к тому же, добавили некоторые сцены и реплики, чтобы включить достаточно музыки, которую невозможно услышать, читая оригинал.
Верен или нет первоисточнику фильм, основанный на уже существующем произведении, — вопрос, конечно, интересный, но он не влияет на качество самого фильма, потому что сам фильм должен доставлять удовольствие тем, кто не знаком с оригиналом. Так что нас не так уж сильно волнует оценка того, насколько мы были ему верны, но, как и Вы, мы старались взять от него как можно больше. Лишь так мы могли выразить своё уважение автору «Виолончелиста Гоша» Кэндзи Миядзаве. Рассказ сам по себе — уже крепкая законченная работа, которую мы не хотели сокращать и урезать, обращая в некий абстрактный короткометражный фильм — подобие шедевра. Всё же у нас и без этого хватало работы.
Допустим, рассказ — это чистая от примесей ароматная эссенция, тогда то, что мы старались представить, — это некий мутный «основной раствор»; вот к чему мы изначально стремились. В частности поэтому действие у нас происходит именно в Японии, на родине Миядзавы, и включает события его повседневной жизни в городе и на природе. Хотя я считаю, что «Пасторальная» — самый важный элемент этого «основного раствора». Поскольку главная тема здесь складывается из единения музыки, людей, природы и животных, мы не хотели, чтобы фрагменты музыки служили просто «фоном», мы хотели, чтобы музыка свободно самовыражалась, мы думали, что будет замечательно, если наша работа станет «местом», где все люди смогут ощутить истинную мощь музыки. Так что мы искренне рады Вашим словам о том, что вы не согласны с тем, что в фильме «слишком много музыки». Каждый раз на показах, когда во время финальных титров зрители продолжали сидеть, поглощённые музыкой, слушая пятую часть симфонии, мы неминуемо ощущали прикосновение чего-то значительного, выходящего за рамки фильма.
Оставаясь в созвучии с природой, используя её дары, не забывать восхищаться ей и благодарить её. Так с давних времён люди относились к природе, и это чувствуется в «Пасторальной» без слов. И такие эмоции всегда были в работах Кэндзи Миядзавы.

Тогда мужчины, повернувшись в разные стороны, дружно закричали.
— Эй-эй! Можно ли нам распахать здесь поля?
— Можно, — ответили хором четыре бора.
— А можно дома здесь построить?
— Да, — ответили хором леса.
— А можно огонь здесь разжечь?
— Можно, — ответили хором леса.
А крестьяне не унимались:
— А можно деревья срубить?
— Можно, — ответили хором леса.
Крестьяне радостно хлопнули в ладоши, женщины чуть ли не в пляс пустились, а дети загалдели, принялись озорничать, за что женщины их хорошенько отшлёпали.

Так крестьяне начали возделывать землю в рассказе «Волчий лес, Лес Бамбуковой корзины и Воровской лес», который включён в сборник «Ресторан многих заказов». Может быть, Вы уже читали его? Разве последний параграф не звучит словно часть со скерцо из «Пасторальной»?
Конечно, есть разница между Бетховеном, который любил гулять по деревенской Вене, и Миядзавой, который боролся с тяжёлыми условиями в сельском Тохоку, стремясь к процветанию нищих крестьян, но в том, что касается «Гоша», я думаю, что «Пасторальная» явно легла в основу замыслов Миядзавы.
Длинное вышло письмо. Я не мастак излагать мысли письменно, поэтому ученице первого класса средней школы может быть сложновато меня понять. Хотя я верю, что Вы поймёте меня как никто другой, поэтому я излагаю наши мысли прямым текстом.
Ещё раз спасибо за Ваше прекрасное письмо. Пожалуйста, и дальше читайте работы Кэндзи Миядзавы.

«Кукушкины вести» № 10, выпуск от 10 августа 1984
Режиссёр Исао Такахата

Письмо читательницы в переводе Xellos Slayer, цитата из рассказа «Волчий лес, Лес бамбуковой корзины и Воровской лес» в переводе Е. Рябовой.

Scenery_Japan.png
Мы шли к этому почти год, и вот первый большой и твёрдый шаг сделан, перевод фильма «Пейзажи Гибли» о Японии готов, оформлен, отредактирован, в общем, завершён. Напоминаю, что фильм посвящён местности, которая вдохновила Миядзаки-старшего на создание таких фильмов как «Мой сосед Тоторо», «Принцесса Мононокэ», «Унесённые призраками» и «Рыбка Поньо на утёсе». Буквально на днях фильм станет доступен для просмотра с русскими субтитрами на странице Oldies but Goldies (Classic Anime & Manga), следите за обновлениями в группе. Для подавляющего большинства это материал, который впервые будет представлен полностью на русском языке; тем же, кому довелось прежде посмотреть сюжеты о «Тоторо» и «Поньо», посчастливится теперь увидеть полную картину, а не вырванные из контекста фрагменты об отдельных фильмах (однако их перевод был заново выверен и отредактирован, поэтому пересмотреть не повредит). Не забывайте, что в фильме цитируется интересная заметка Хаяо Миядзаки об Архитектурном музее Эдо-Токио, которую полезно прочитать перед просмотром.
Там же, «ВКонтакте», продолжается сбор на перевод фильма о пейзажах Европы, которые легли в основу лент «Ведьмина служба доставки» и «Ходячий замок Хаула» + интервью с продюсером Тосио Судзуки о «Сказаниях Земноморья». Перевод уже в работе, и у всех желающих ещё есть время поддержать его.
Здесь же я выражаю особую благодарность тем, кто помог состояться этому событию: тем, кто в той или иной форме поддержал этот проект и вложил в него частичку себя и своих доходов; тем, кто распространил информацию о нём и помог со сбором на оплату работы переводчиков (группы Oldies but Goldies (Classic Anime & Manga) и Студия GHIBLI: Хаяо Миядзаки, Исао Такахата — молодцы!); переводчикам с японского Xellos Slayer и Kuchitsu и нашему бессменному редактору TFloater-у, а также Анне Паниной, которая невольно подтолкнула нас на работу над этим фильмом, и коллеге со студии Crosswave, который помог найти достойного япониста! Всем спасибо!

9.jpgПоездка в Китай

В конце мая мне посчастливилось ненадолго посетить Китай, так что первым делом я бы хотел сообщить о тамошней текущей ситуации в сфере анимации.
Подобно тому, как японские фильмы вроде «Козла-отпущения» и «Мужчине живется трудно» демонстрируются в китайских кинотеатрах, а дуэт Ямагути Момоэ и Миуры Томокадзу набирает популярность в японском сериале «Красный до смущения», японские анимационные сериалы, скажем так, тоже пробивают себе путь в китайские гостиные. «Могучий атом» и «Иккю-сан» стали популярными, как только пошли в эфир, при этом говорят, что все китайцы умеют петь песню из «Иккю-сана». Я как-то встречался с аниматором из «Шанхайской студии анимационных фильмов», который сказал: «Смотря ваш сериал "3000 ри в поисках матери", я многому учусь». Я подумал, что он видел эпизоды на каком-то спецпоказе, а потом в отеле я по случаю включил телевизор и увидел на экране маленького Марко, который вызвал у меня приступ ностальгии. Так я узнал, что его показывают в Китае.
Нас приветствовал директор «Шанхайской студии анимационных фильмов» господин Тэ Вэй и другие ведущие сотрудники. Когда режиссёр Хаяо Миядзаки лично подарил им 16-мм плёнку с фильмом «Навсикая из Долины ветров», сотрудники студии сообщили нам, что их поразило высокое качество фильма и однородность в рисовании персонажей. Им уже довелось посмотреть этот фильм на видеокассете, которую мы им ранее отправили. Что касается «Виолончелиста Гоша», группа под руководством господина Тэ Вэя видела его два года назад во время их визита в Японию. Между прочим, они много раз смотрели «Принца Севера», изучая его во время работы над фильмом «Нэчжа покоряет морского дракона». Мы очень стеснялись того, что наши работы так высоко ценят на «Шанхайской студии анимационных фильмов» — студии, которая вошла в историю благодаря выпуску уникальных и превосходных работ. Так или иначе, мы были польщены тем, как серьёзно и сдержанно они отнеслись к изучению японских фильмов.
Начиная с продолжительного шедевра «Нэчжа покоряет морского дракона», который, кстати, шёл в эфире NHK, «Шанхайская студия анимационных фильмов» стабильно выпускает различные работы. В тот момент они начинали производство своего нового полнометражного фильма — очередной истории из серии «Путешествие на Запад». Узнав об этом, мы вспомнили об устоявшейся популярности царя обезьян и вместе с тем пришли к пониманию различных сложностей, возникающих в процессе производства долгих фильмов. Во время пребывания на студии мы посмотрели четыре короткометражных фильма. Среди них был популярный кукольный фильм, который регулярно демонстрируется на Китайском кинофестивале — «История Эфенди», он рассказывает об остроумном человеке из народа уйгуров сродни Хикоити, Киттёму или Иккую-сану; но наибольшее впечатление произвёл фильм «Источник бабочек». Сюжет этой трагичной, но прекрасной истории тоже основан на легенде о кочевых наездниках Уйгурского автономного района: юных влюбленных преследует ревнивый помещик, и те, взявшись за руки, падают с обрыва, затем из бурлящего источника внизу появляются две бабочки, которые вместе игриво улетают прочь. Манера рисунка напомнила мне персидские миниатюры: спокойные оттенки и музыка в духе французского импрессионизма переполняющим эмоциями способом преподносят классическую историю любви.
Очевидно, волна модернизации Китая захлестнула и крупнейшую анимационную студию Востока. «Шанхайская студия анимационных фильмов» тоже начала производство мультипликационных телесериалов под руководством молодых сотрудников. Во время встречи с коллективом студии нас завалили вопросами о «системе управления производством» и «системе оценки результатов работы» в анимации. Учитывая потребность в повышении производительности труда, система «одна работа — одна зарплата» дала трещину и пошатнулась. Даже директор Тэ Вэй заметил: «Отказ от неразумного принесёт плоды», а управленцы интересовались японской «сдельной оплатой труда». Были даже вопросы о мельчайших деталях: как для каждого фильма определить уровень сложности или количество нарисованных персонажей и пересчитать производство рисунков в зарплату. Хотя мне не верится, что они заимствуют спорную японскую систему, я просто должен был сказать им: «Мы не считаем, что сдельная оплата — удачный выбор. В Китае каждое художественное произведение находит выражение в различном стиле — в Японии такое едва ли встретишь, — а причина тому — японская система оплаты труда…» и так далее. У меня не хватит слов, чтобы выразить, насколько текущее положение дел в Японии для Китая — неподходящий пример для подражания.
В то же время мои спутники — господин Миядзаки и господин Камэяма из издательства «Токума» — испытали смешанные чувства. Мы проделали весь этот путь, чтобы доставить наш подарок, «Навсикаю», но как-то вышло, что этот день обернулся разочарованием.

«Кукушкины вести» № 9, выпуск от 10 июля 1984
Режиссёр Исао Такахата

8.jpgНаследники «Пасторальной» симфонии

Я думаю, что сельская природа и человеческое тепло Симфонии № 6 Бетховена лучше всего отразились в «Влтаве» Сметаны и Симфонии № 8 Дворжака, которая также известна как «Английская». В свою очередь Вебер и Брукнер запечатлели торжество бескрайних первозданных лесов Германии. Берлиоз в точности передал свирели пастухов и далёкий гром, который доносится до слуха парижан. Но работы всех этих гениев пробуждают чувства, совершенно отличные от пасторальной картины, рисуемой Бетховеном.
Бетховен — немец, он родился в Бонне, но, как вам известно, стал известен в городе музыки Вене. Господство Габсбургов простиралось до самой Чехии и Венгрии и длилось до тех пор, пока восточноевропейские страны не обрели независимость после Первой мировой войны. Но Сметана и Дворжак хотели упрочить в Богемии (ныне Чешской Республике) музыку своего народа. Я чувствовал, что здесь должна быть некая связь. А потом в эссе Бартока «Влияние крестьянской музыки на современную музыку» вместе с фрагментом партитуры я обнаружил историческую привязку.
В музыкальном фольклоре второй половины XIX века встречается мелодия, пришедшая из Хорватии и Сербии (нынешней территории Югославии или прежней Австро-Венгерской империи), схожая с первой частью «Пасторальной» симфонии. Как писал в 1931 году Барток, в те дни заимствование без указания источников было нормой: Бетховен использовал в своей музыке мелодию восточно-европейских земледельцев. Мотив «таттара-ратта», который всё продолжается после главной темы, в качестве аккомпанемента всё ещё наигрывается волынщиками, которые ныне стали фермерами.
Конечно, мы не можем быть уверены в том, что музыка Бетховена не разошлась по сельской местности и не повлияла на тамошнее творчество. Хотя Барток наоборот считал, что сельская музыка оказала влияние на музыку Бетховена. Когда задумываешься о духовных наследниках «Пасторальной», на ум приходит довольно интересный факт: все они родились в Восточной Европе.
Кстати говоря, Митио Мамия, также известный как «японский Барток», написал «Весёлого извозчика» — простую, но незабываемую и приятную мелодию, которую я очень люблю. Я не могу отделаться от чувства, что пусть она в сущности японская, но с привкусом «Пасторальной» симфонии.
Господин Мамия, я вам премного благодарен за такую прекрасную композицию.

«Кукушкины вести» № 8, выпуск от 10 июня 1984
Режиссёр Исао Такахата

7.jpgБрюшко-барабан тануки (продолжение)

«Собрание сочинений Кэндзи Миядзавы» — просто кладезь подробной информации, необходимой для понимания замыслов Миядзавы, изменений и правок, сделанных им в своих работах. В случае с «Виолончелистом Гошем» также всплывают различные подробности рабочего процесса. Приведённая ниже заметка была написана на обороте тридцатой страницы черновика. (Если точно, Миядзава наверняка использовал этот листок бумаги гэнко-ёси как памятку, а затем начал писать на нём черновик рассказа, потому что истощились запасы чистой бумаги. Так что если бы Миядзава каждый раз начинал писать на новом листке, эта заметка была бы утрачена навсегда.)

«Виолончелист Гош»
1. Кинотеатр
2. Первая ночь: кошачья «Аве Мария»
    Вторая ночь: до-ре-ми кукушки
    Третья ночь: мажорная песня детёныша тануки
    Четвёртая ночь: балет цапли
    Пятая ночь: лечение полевой охотой
    Шестая ночь: виолончелист плачет от радости

Как видно, в первоначальной версии кошка просит сыграть не романтичные «Грёзы» Шумана или «Индийскую охоту на тигра», а «Аве Марию». А ещё есть «песня» щенка тануки и занимательный «балет цапли».
Больше того, эта заметка несколько раз подвергалась редактированию, и сначала между кукушкой и тануки была добавлена «благодарность белки», но потом название сменилось на просто «белку», без «благодарности». На стадии планирования «мажорная песня детёныша тануки» сменилась на «детёныш тануки барабанит двумя палочками», а «балет цапли», к сожалению, в памятке вообще был вычеркнут.
Интересно, что за сюжет задумывал Миядзава, когда писал про кошачью «Аве Марию», песню тануки или балет цапли, но особенно меня волнует «(благодарность) белки», которая осталась в памятке-содержании, но не попала в рассказ. «Виолончелист Гош» не издавался при жизни Миядзавы, но если считать сохранившуюся версию за финальную редакцию, то сюжеты из памятки явно неспроста не попали в рассказ. Хотя если закрыть глаза и представить тануки, который сидит правильно, поёт и покачивает головой в такт отбиваемой им по брюшку мелодии, то подступает какое-то волнительное чувство.
Если бы мне довелось прочесть это собрание сочинений прежде, чем я приступил к работе над фильмом «Виолончелист Гош», я бы жалел, что эпизоды вроде «балета цапли» были выброшены, и мучился бы с тем, как включить их в фильм.

«Кукушкины вести» № 7, выпуск от 10 мая 1984
Режиссёр Исао Такахата

6.jpgБрюшко-барабан тануки

Все японцы знают присловье, что лунными ночами тануки собираются вместе и оживлённо стучат по своим брюшкам словно бьют в барабаны. Мне было интересно, откуда пошло это поверье, поэтому я заглянул в сборник старых поговорок, но все источники восходят лишь к периоду Эдо и увы, нет никаких объяснений его происхождения. Видимо, тогда оно уже было хорошо известно.
Известная строка «Сё-Сё-Сёдзёдзи» взята из песни, которая называется «Сёдзёдзи но тануки-баяси» (Барабанный бой тануки в храме Сёдзёдзи), её написал Удзё Ногути на основе истории, которую рассказывают в храме Сёдзёдзи в префектуре Тиба. Песня тоже была написана исходя из предположения, что тануки стучат по своим брюшкам. Это видно по словам третий строки: «оира но томодати» — под «мы» и «друзья» подразумеваются тануки, а подражание «помп поко пом но пом» намекает на звук отбиваемой ими по брюшкам барабанной дроби.
Я читал, что изначально в легенде храма Сёдзёдзи были строки «Сёдзёдзи ва бэн бэко бэн бэн, оира но томодати дон доко дон». Это звукоподражание говорит о том, что изначально в «Тануки-баяси», похоже, были задействованы сямисэн и тайко, откуда и пошла мысль о похожих на барабаны брюшках тануки. В конце легенды тануки однажды ночью перестали приходить в храм, тогда монах пошёл в сад разведать, что случилось, и нашёл мёртвого большого старого тануки с разорванным брюхом.
В «Виолончелисте Гоше» детёныш тануки играет на маленьком тайко, а не бьёт себя по животу. Вместо этого он ударяет парой барабанных палочек по корпусу виолончели. Само собой, это было сделано намеренно, потому что Миядзава (а значит и читатели) представлял себе брюшко-барабан. Когда я думал об этом, я с ходу пришёл к мысли, что Гош должен сказать: «Так ты будешь барабанить по животу?», а маленький тануки в ответ отрицательно качал головой.
Но позже, прочитав сборник сочинений Миядзавы, я выяснил, что тот вовсе не предполагал, что тануки будет стучать по брюшку. Изначально он задумывал, что тануки споёт песню. (Продолжение следует.)

«Кукушкины вести» № 6, выпуск от 10 апреля 1984
Режиссёр Исао Такахата

«Карман Паку-сана» № 5

5.jpgСнова о мордах животных

После прочтения последней заметки некоторые читатели наверняка подумали: «А есть ли вообще японские рисунки, где лица представлены анфас или в профиль?». Возможно, моя манера подачи материала оказалась несколько сбивающей с толку или неточной, но очевидно, что и сейчас (и так издавна повелось) в подавляющем большинстве японских рисунков представлены портреты в три четверти. Анфас проще рисовать лица со вздёрнутым или приплюснутым носом как у меня, но в остальных случаях предпочтение отдаётся ракурсу в три четверти, возможно, потому, что так проще уловить внешность. Тема об изображении людей анфас, в профиль или в три четверти в рисунке, фотографии или анимации очень интересна в отношении того, как воспринимают это наблюдатели, но сейчас я вернусь к животным.
Если вы хотите запечатлеть внешние признаки животных, их тоже следует изобразить в три четверти, как и людей. В самом деле в древности в Японии встречались такие рисунки. Однако японские рисунки морд тануки и лисиц, должно быть, пошли откуда-то ещё. В японском фольклоре тануки и лисицы обманывают людей с помощью превращений, они могут принять даже человеческий облик. Я думаю, что это восприятие животных как чего-то знакомого привело к минимизации свойственных им выдающихся черт вроде острых носов и тому подобного. Вместо этого свойственные животным черты стали переноситься на человекоподобные лица. Но можно взглянуть на это и с другой стороны: начните с человеческого лица, которое напоминает вам морду лисицы или тануки, затем сделайте его ещё более человеческим, затем добавьте шерсть и прочее. Вот так получится морда лисы или тануки. Вероятно, так к этому и пришли.
Японцам хорошо удаётся придавать мордам животных человеческий облик, но на Западе люди традиционно придерживаются правдоподобного изображения животных, будь то иллюстрированные пособия или сказки (хотя в наше время так уже далеко не всегда). И что особенно интересно, несмотря на то, что у уроженцев Запада более выдающиеся черты, вместо того, чтобы делать плоскими звериные морды, они придают более объёмные животные черты человеческим лицам. Здесь я привожу один пример. (Когда японцы впервые увидели рыжеволосых людей, они, должно быть, подумали, что те больше похожи на зверей или птиц.)
Lebrun.jpg
Рисунки Шарля Лебрена

«Кукушкины вести» № 5, выпуск от 10 марта 1984
Режиссёр Исао Такахата

«Карман Паку-сана» № 4

4.jpgВпервые я увидел тануки (енотовидную собаку) в зоопарке уже взрослым. Хотя когда я его увидел, я не поверил, что это тануки. Да, у него была тёмная окраска вокруг глаз и он походил на тануки, но возможно из-за линьки после зимы грязный, с истончившейся мордой он слишком уж отличался о того, что я себе представлял. Я видел фото енота-полоскуна, который и то больше походил на тануки. Мордой животное и близко не походило на керамических тануки или миловидное создание из «Тануки-чайника». Обычно я не придаю значения тому, что животные выглядят не по-японски, но хотелось, чтобы настоящий тануки напоминал тануки из японского фольклора. Какое-то время я смотрел на него, но ушёл из клетки до того, как он во что-то превратился — запах был просто невыносимый. С тех пор мне доводилось видеть диких тануки на фото и по телевизору, так что теперь я могу примириться с их настоящим обликом, но я запомнил, как был раздосадован, увидев его в первый раз.
Будь то рисунки или мягкие игрушки, в Японии симпатичных животных вроде медведей и тануки обычно изображают с круглыми мордами и короткими носами. На рисунках они совершенно не похожи на медведей из американских комиксов с резкими заострёнными чертами. Японцы избавляются от объёмности, придавая животным детские черты. К примеру, Мишка и Мушка — белые медведи, и хотя они всё ещё медвежата, их острые и крепкие медвежьи носы напрочь отсутствуют в их анимационном облике. Иногда тануки изображаются с острыми носами, но это лишь маленькие части на круглых мордах — их никогда не изображают с трёхмерными чертами настоящих животных.
Думая об этом, я решил, что эта мода пошла от формы лиц самих японцев. Вполне естественно, что когда люди изображают животных себе подобными, они переносят на них черты знакомых им людей. Японцы привыкли изображать лица плоскими и вытянутыми, а не объёмными. Возможно, это наиболее подходящий способ отразить прелесть японского лица. И эта манера проявляется не только в рисунке. Говорят, что даже в фильмах актёров не снимают с диагональных ракурсов, когда выделяются нос и скула, вместо этого их снимают фронтально или сбоку, чтобы получить более приятный кадр.
«Хулиганка Тиэ» Эцуми Харуки и «Щелкунчик Китаро» Сигэру Мидзуки — самые известные комиксы, в которых отражена эта японская манера создания персонажей. Тамошних героев не показывают с диагональных ракурсов, а если попытаться изобразить их подобным образом в мультфильме, странная объёмность разрушит всё обаяние. Работая над фильмом «Хулиганка Тиэ», мы держали в уме идею, что движения должны быть правдоподобными, но при этом в сценах и кадрах нам приходилось быть изобретательными, показывая лица героев в основных позах только фронтально или сбоку.
У японцев есть традиционные манеры изображения тануки и кицунэ, которые существуют независимо от стилей художников и дизайна персонажей. И хотя это всего лишь клише, оно уникально и прекрасно — настоящие животные в сравнении с ними выглядят уныло, если конечно оставить в стороне их всеобщую очаровательность. Вот что я тогда чувствовал в зоопарке. Быть может, если бы я стерпел дурной запах и остался рассматривать животное, глядя прямо в его морду, то отбросив объёмность, я смог бы разглядеть в нём тануки. Но тогда я ещё не знал, что значит видеть животных по-японски.
(Я собирался написать о брюшках-барабанах тануки, но уже вышел за пределы отведённого мне объёма слов. Надеюсь, вы не обидитесь на это)

«Кукушкины вести» № 4, выпуск от 10 февраля 1984
Режиссёр Исао Такахата



«Карман Паку-сана» № 3

3.jpgГлавный редактор Онодэра даровал этой серии заметок милое название «Карман паку-сана». Помня об этом, я робко вынимаю из кармана книгу. Это книга «Визуальная экспрессия в "Хольсе"», как и «Виолончелист Гош», выпущенная журналом «Анимейдж» издательства «Токума». Хольс — главный герой полнометражного мультфильма «Принц Севера», вышедшего 15 лет назад. Для тех, кто во время анимационного бума ещё был в школе, это довольно старое творение, о котором они может и слышали, но ни разу не видели. Так что когда я писал комментарий к этой книге, я понятия не имел, для кого я его пишу и что должен сказать. В итоге я обошёл эту проблему, просто рассказав о технических деталях производства фильма. И тут я вспомнил о «Кукушкиных вестях». Я подумал, что среди читателей «Кукушкиных вестей» должны быть те, кто в детстве видел этот фильм, или те, кто помогал снова организовать его прокат, чтобы о нём узнали дети наших дней. От лица нашего коллектива я хочу выразить благодарность этим людям.
Не скажешь, что «Принц Севера» был хитом проката, однако успех этого фильма в том, что те, кому важны его суть и сам процесс создания, регулярно повторяют его в рамках некоммерческих показов. Его жизнь продлевают те, кто не имеет отношения к индустрии кино. В прошлом году мне довелось достать прокатную копию фильма, но сперва я разочаровался, потому что из-за постоянных показов плёнка была затёрта. Во многих сценах недоставало кадров, цвета потускнели, местами картинка изменилась до неузнаваемости. Как автор фильма, я подумал, что плёнку надо выкинуть — фильм невозможно смотреть в таком состоянии, я бы не вытерпел такого! Но по мере того, как я продолжал просмотр, во мне родилось иное чувство. За плёнкой, которая за множество показов была изорвана в куски, скрывались долгие деятельные 15 лет, полные усилий и финансовых рисков для тех, кто был вовлечён в некоммерческие показы. И здесь я снова хочу поблагодарить тех, кто любит наше старое творчество.
Вернёмся к книге: учитывая её цену, нам удалось поместить туда довольно много иллюстраций. Книга не является всеобъемлющим изложением фильма, и представленных в ней сцен может быть маловато, но мы смогли включить в неё несколько кадров, чтобы показать движение и даже выстроить по порядку события в каждом эпизоде. В этом отношении мы дали возможность зрителям неповторимым образом получить удовольствие от произведения. Цвета не всегда те же, что были в фильме, потому что взяты из новой 35-миллиметровой плёнки, которая разительно отличается от старой 16-миллиметровой.
Простите за навязчивую рекламу. Здесь, как обычно, я хотел бы поделиться с вами крупицей знания. Как вы думаете, «Принц Севера» как-то связан с Кэндзи Миядзавой? Вообще-то и кружащиеся в буране серебристые волки, и красный шарф Флэпа, который зацепившись за ветки, колышется на ветру, позаимствованы из «Четвёртого дня месяца нарциссов», в этом шедевре Миядзавы есть и снежные волки, и мальчик, закутанный в красное одеяло. Боюсь говорить вам это, но и дух «Общего вступления к искусству агрономии» нашёл явное отражение в фильме. Вот к примеру:
Некогда наши отцы находили в бедности отраду.
Были у них и искусство, и вера.
Всё, что у нас есть сейчас: работа и жизнь…
(Из «Становления искусства агрономии»)

«Кукушкины вести» № 3, выпуск от 10 января 1984
Режиссёр Исао Такахата

Рекомендую





НОВОЕ


Календарь

Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Разработано LiveJournal.com