August 6th, 2018

Как создавался фильм «Виолончелист Гош»

Koichi_MurataУ корифеев анимации ушло пять лет на создание этого шедевра.
В 1965 году мы пришли к мысли, что хотим поставить фильм по «Виолончелисту Гошу». Это было через 6 лет после того, как была основана OH! Production. Тогда было не так уж много анимационных фильмов, а тех, что основывались на японских сюжетах, и вовсе чуть.
OH! Production — это маленькая производственная компания, состоящая из 20 аниматоров, которые большей частью работают над ключевыми кадрами для телевизионных мультсериалов. Мы едва ли могли наскрести деньги на производство фильма, но были уверены, что у нас точно есть нужные для работы навыки. Вспоминая сейчас об этом, я думаю, что мы были чересчур оптимистичны и всё же мы взялись за дело.
Сначала мы остановились на Тосицугу Сайде, который был предан этому проекту. Он начал рисовать эскизы размывкой на рисовальной бумаге и сделал их довольно много. Позже большую их часть переделали, когда Исао Такахата, став режиссёром, приступил к раскадровке. Мы с самого начала знали, кто должен быть режиссёром, но договориться с ним было тяжело. Но я не сдавался, и в итоге получил согласие.
Между прочим, за год до этого Сайда и я работали с Такахатой над мультсериалом «Хайди — девочка Альп», так что для нас это было как дополнительное время в игре. Поскольку за год нам предстояло снять для телевидения 52 эпизода по 30 минут, лишняя короткометражка, казалось, была бы пустяком, но не тут-то было.
Большая часть раскадровки была сделана на втором этаже в доме Такахаты, но периодически мы запирались в гостиничном номере. Такахата давал указания, а Сайда рисовал. Потом Такахата приступил к своему следующему сериалу, «Три тысячи ри в поисках матери», поэтому работа над раскадровкой прервалась. И весь же следующий год я и Сайда рисовали ключевые кадры для «Трёх тысяч ри», поэтому над «Гошем» мы практически не работали. Однако за это время по нашей просьбе Митио Мамия успел придумать и записать мелодии, которые звучат в рассказе: «Индийская охота на тигра» и «Весёлый извозчик».
Шестая симфония Бетховена, которая звучит в фильме на фоне, — это архивная запись, но остальная музыка в сценах репетиций оркестра «Венера» и упражнений Гоша в здании водяной мельницы, когда к нему в гости приходят животные, была специально записана перед началом работы над анимацией. Обычно звук и диалоги записываются и подгоняются под уже готовые рисунки, но в случае с «Гошем» сначала была музыка, а потом анимация, так что это был сущий подвиг: были сложности с ключевой анимацией, но результат — настоящая песня сердца. Сайда, который лично нарисовал все ключевые кадры, брал уроки игры у профессионального виолончелиста, чтобы понять, как при этом движутся пальцы, и привнести в фильм правдоподобность.
Прошёл год, и работа над «Тремя тысячами ри» подошла к концу. У господина Такахаты появилось свободное время, и Сайда вернулся к работе над «Гошем». Наконец раскадровки к сцене с котом и Гошем на мельнице и первой сцене с вечерним ливнем были готовы, и мы приступили к ключевым кадрам и фазовке.
Фоны — одна из важнейших составляющих анимационного фильма. К этому моменту мы ещё не решили, кто за них возьмётся. Господин Такахата хотел, чтобы этим занимался один художник и чтобы он работал над этим столько, сколько нужно. Такое было возможно, потому что у «Гоша» не было заранее определённых сроков, к которым он должен был бы быть готов, но фильм из короткометражного успел превратиться в полнометражный, поэтому было сложно найти художника, готового взяться за работу. Мы искали даже среди тех, кто никогда не работал с анимацией, но тщетно.
И тут господин Такамура Мукуо, которого мы даже не надеялись привлечь, заявил, что сделает всё сам. Теперь наша команда была в полном составе. Но поскольку мы все были заняты на других проектах и могли возвращаться к «Гошу» лишь в свободное время, дело шло медленно. И всё же мы знали, что творим нечто такое, подобного чему никогда прежде не было.
От планирования до готовности прошло шесть лет. В сентябре 1980 года мы представили наш новый полнометражный анимационный фильм «Виолончелист Гош» на «Фестивале Кэндзи» в Ханамаки. Семеро членов нашей команды были там, и первый показ состоялся 19 числа в Доме культуры Ханамаки. Вместе с примерно полутора тысячами зрителей фильм посмотрел младший брат Миядзавы Сэйроку Миядзава. После показа я говорил с господином Сэйроку, но он был молчалив. Позже я узнал, что он был просто очень глубоко тронут этим фильмом. Вот как спустя годы работы «Виолончелист Гош» нашёл своего зрителя, но в широкий прокат он пошёл лишь спустя ещё год, потому что мы ещё вносили поправки.
В рассказе Кэндзи Миядзавы мелодия называется просто «Симфония № 6», но принято считать, что это отсылка к «Пасторальной» Бетховена, потому что это была любимая композиция Миядзавы. Но таких мелодий как «Индийская охота на тигра» и «Весёлый извозчик» не существует, поэтому их нужно было придумать. За этим мы обратились к господину Мамии, потому что господин Мамия и господин Такахата прежде уж работали вместе, когда господин Такахата ставил «Принца Севера».
Когда партитуры для «Гоша» были написаны, господин Мамия сам возглавил оркестр и дирижировал почти 50 музыкантами. Музыканты были просто счастливы, когда записывался «Орфей в аду» (в фильме его исполняет оркестр «Венера» в городском кинотеатре). Оркестр играл громко, и мастера звукозаписи тоже остались под впечатлением.
Господин Мукуо ушёл из жизни несколько лет назад, ему было 54 года. Он был мастером рисунка, которому довелось работать на передовой телевизионной анимации. Его манера рисовать свет и тень была превосходна, а синий цвет, который он использовал в рисунках, был уникален и прекрасен. Рисунки для «Трёх тысяч ри» — тоже его работа. Для «Гоша» он даже придумал способ имитировать чернила с помощью плакатных красок.
Глядя на вечернее небо, я вспоминаю господина Мукуо.
Получилась скорее бессвязная заметка, и здесь я бы хотел остановиться.

Директор OH! Production Койти Мурата
Из предисловия к иллюстрированной книге по фильму «Виолончелист Гош», изд. «Токума», 1998 год